— Ева, ты меня любишь?
— Ты же моя мать
— Что ж… Это тоже ответ.

 

Дети как, пожалуй, никто в современном мире культа успеха, личной свободы, а попросту вселенского эгоизма, нуждаются в любви. И не найдя ее у людей, которых сама природа обязала быть ее воплощением, они конвертируют свою любовь в ненависть, превращаясь в таких же морально изувеченных, поглощенных собственным эгоизмом монстров…

Это не отвлеченное филосовствование и не морализаторство на тему основной проблемы межличностных отношений конца 20, начала 21 века. Это острейшее послевкусие, оставленное в сердце от «Осенней сонаты»…

О простите, возможно многие не знают о чем идет речь… Итак по порядку. Вчера 7 июля закончился очередной 97 театральный сезон Русского Драматического театра им. С Вургуна. И закончился он на многократное «БРАВО» великолепной постановкой, признанного мастера напряженного сценического конфликта, режиссера Ильгара Сафата, «Осенняя соната».

Сюжет спектакля это вербальный конфликт матери и дочери, двух ярких характеров, двух одиноких сердец, двух глубоких душевных трагедий.

На протяжении всего спектакля мы видим как мать, талантливая пианистка, светская львица и дочь, почти провинциалка вспоминают свою жизнь, звучат упреки в обе стороны, застарелые обиды, зависть с одной и плохо прикрытое презрение с другой стороны. Зритель видит, как эти две родные женщины почти ненавидят друг друга. Мать выбрала карьеру, а не семью, и дочь обвиняет её в этом.

Действие происходит в доме Евы ( Румия Агаева) и ее мужа Виктора (Алексей Сапрыкин).  Ева приглашает свою мать, к себе в загородный дом, так как та, по ее мнению находится в отчаянии после смерти очередного мужа. Мать и дочь не виделись 7 лет. За это время у Евы родился и умер сын, а в ее доме живет сестра Елена (Тамилла Абуталыбов), страдающая от серьезной душевной болезни. И вот мать приезжает…

                

Шарлотта (Народная Артистка Азербайджана Людмила Духовная), всемирно известная пианистка, женщина раскрепощенная, обласканная мужским вниманием и любовью публики. Появляясь в доме дочери, Шарлотта сразу же поражает воображение и вносит диссонанс в почти сельскую атмосферу простоты загородного быта. Она даже в кругу семьи, что заранее было предсказано Евой, щеголяет в богатых нарядах и поначалу пытается не снимать маску великосветской вежливости. Очень сочно, ярко Людмила Духовная, показывает, что Шарлотта уже давно накрепко срослась с этой ролью, и что за ней скрывается просто уставшая, потерявшая в свете софитов и обожания поклонников, саму себя. Ведь и в самом деле, в погоне за популярностью, поиском чего то главного в жизни, так до конца и не понятого, Шарлотта  привила себе правило идти по жизни беззаботно, отдалив от себя все, что создает помехи на пути к славе, успеху, признанию. Вот такая беспощадная ирония судьбы. Положив всю свою жизнь на алтарь искусства, Шарлотта получила взамен внутреннюю пустоту и жизнь в душевном вакууме.

С первых же минут встречи матери и дочери, пока еще не сказано ни одного грубого слова, не высказано ни одного упрека, становится ясно, что конфликт между холеной знаменитостью в красном платье от кутюр и ее дочерью, одетой в простенький, застиранный свитерок неизбежен. К тому же в доме дочери, Шарлотту поджидал неприятный сюрприз. Ее собственная младшая дочь, Елена, живет здесь же в доме сестры. Шарлотта неприятно удивлена, зачем Ева забрала Елену из клиники для душевнобольных, которую она цинично называет «пансионатом».

Но как всегда уверенная в себе и не желающая забивать голову неприятными мыслями, Шарлотта выходит к семейной трапезе в шикарном дизайнерском платье, благоухает дорогими духами, надев на лицо маску великосветской учтивости.. Она всё так же живет светской жизнью, кокетливо разговаривает, расточает любезности и…. совершенно не вписывается во внешне серую, безликую и патриархальную атмосферу дома дочери.

А что Ева? На фоне матери она безлика, невзрачна, и при первом впечатлении добра и лишена каких либо исключительных эмоций. Она хорошо относится к своему мужу, но не любит его, особо этого не скрывая. Но при всей этой внешней простоте, чувствуется сильный характер, закаленный давнишней обидой на мать, за отсутствие в детстве достаточной ласки, за отца, которому мать изменяла и не очень-то уважала за «слабый характер», за болезнь сестры, в которой она винит последнего мужа Шарлотты. Но так ли явно права Ева? Не скрывается ли за всеми этими обидами, личный эгоизм, зависть к успеху матери. Она всю жизнь копила обиду, и вот вот ее должно прорвать. А мать попытается защититься. Взрыв сильнейших эмоций, таким образом становится реальностью, и единственный персонаж драмы, который не будет участвовать в конфликте и не станет ни на чью сторону это Виктор. Он по всей видимости единственный кто искренне любит Еву, но при этом понимает и Шарлотту. Поэтому он над схваткой. Он как и мы зритель. Наверное Ильгар Сафат этим и хотел показать, свое нейтральное отношение к обоим сторонам конфликта, дать зрителю возможность самому решать, чьей стороне отдать свое сердце.

Здесь мы не будем рассказывать, как развивался конфликт, какие обиды были высказаны главными героинями, и чем все это закончилось. Да и не возможно передать словами, то что нужно видеть в хореографических номерах по ходу действия, то что прислушавшись, нужно услышать в голосах и интонациях актеров, в музыке превосходно подобранной режиссером.

Поэтому если вернуться к началу, вновь перед нами встают извечные вопросы. Как строить отношения между родными людьми? Можно ли приносить человеческие чувства в жертву искусству, карьере, успеху? Как помочь, тем кто понимает, что ошибался, но не знает где и как? Как научиться прощать, понимать, сострадать?

Гениальный спектакль Ильгара Сафата не дает ответов на эти вопросы. Но он заставляет задуматься, а это уже не мало…

BSJ