Атешгях,  храм огня (огнепоклонников)в Азербайджане, на Апшеронском полуострове, в 30 км от центра Баку, на окраине селения Сураханы в Сураханском районе, в разное время почитавшийся зороастрийцами, индуистами и сикхами. Возник в глубокой древности на месте «вечных» неугасимых огней — горящих выходов естественного газа, благодаря чему храм и носит название «Атешгях», что означает «Дом огня», «Место огня».

Официальная дата строительства комплекса сооружений, как полноценного храма относится к 1713 году. Хотя храм, существовал издавна и дошёл до нас, сохранив свой первоначальный план. Алтарь огня в некоторой степени отражает древнюю традицию строительства алтарей, распространенных на территории Азербайджана ещё в мидийскую эпоху. Отсюда и следует то, что план алтаря огня имеет традиционный вид, с четырьмя столбами по углам квадрата с центральным пространством, перекрытым куполом и открытым со всех четырех сторон.

Музей под открытым небом распоряжением президента Азербайджана объявлен Государственным историко-архи­тек­турным заповедником. Среднее число посетителей музея в год составляет около 150 000 человек.

В 1998 году «Атешгях» был внесен ЮНЕСКО в Список объектов Всемирного наследия.

Территория близ Баку уже в раннем средневековье упоминалась в источниках как местность горения неугасаемых огней. Согласно Саре Ашурбейли, самое раннее упоминание об этом феномене встречается у византийского автора V века Приска Панийского. О выходах горючего газа здесь писали средневековые тюркские и арабские авторы VII—X вв. аль-Истахри, аль-Масуди и др., а также более поздние восточные и западно-европейские источники. Наиболее же сильные выходы газа были в селении Сураханы.

Наиболее ранее упоминание о зороастрийском поклонении огню в Закавказье относится к эпохе Сасанидов, которые основывали здесь храмы огня. Из надписи верховного мобеда Картира (III в.) на «Кааба Зороастра» следует, что он учреждал священные огни в Закавказье и назначал жрецов служить им: «и вплоть до страны… Албании и Баласакана вплоть до Албанских ворот… тех магов и огней, что были в тех странах, я упорядочил, я не допускал совершать обиды и грабежи, и то, что было у них отнято, я также возвратил; и я привёл их в свою страну, и я веру маздаяснийскую и хороших магов сделал превосходными и почитаемыми».

В 624 году византийский император Ираклий вторгся в район Баку и разрушил много храмов, где персы поклонялись горящему газу.

О семи почитаемых огненных ямах на Апшероне упоминал немецкий путешественник Кемпфер, посетивший селение Сураханы в 1683 г.

Примерно с XV—XVI в. расширяются дипломатические и торговые отношения Ширвана с Индией. На средства купцов из Северной Индии -торговцев тканями и пряностями, и, по-видимому, приверженцев шиваизма и сикхской секты моннас, место почитания огня у с. Сураханы было восстановлено и использовалось в качестве индуистского и сикхского святилища. В XVII веке источники отмечают паломников индусов, прибывших в Баку на поклонение огню. Наиболее раннее упоминание о постройка храма относится к 1713 году. К наиболее поздним относится центральный храм-алтарь, выстроенный, как гласит надпись, на средства купца Канчанагара в 1810 году.

        

Тогда же вокруг святилища, пристраиваясь друг к другу, выросли молельни, кельи, караван-сарай. На кельях памятника имеются резные по камню надписи, исполненные шрифтами индийского письма- даванагари и гумруки. В начале XVII века храм уже имел тот вид, в котором он дошёл до нас. Выстроенный в местных архитектурных традициях, Атешгях сочетает в себе черты древних алтарей огня. Это пятиугольное в плане сооружение, с зубчатой внешней стеной и входным порталом. В центре внутреннего двора возвышается четырёхугольная ротонда главного храма-алтаря. Над входным порталом устроена традиционная на Апшероне гостевая комната- «балахане».

       

Близ храма-святилища находится четырёхугольная яма, теперь совершенно заваленная камнями, где прежде сжигали тела мертвых индусов на священном огне. Отшельники, насчитывающие несколько десятков человек, жившие в Атешгях, поклонялись огню, вели аскетичный образ жизни, истязая свою плоть и очищая душу. Они вешали на себя цепи, вес которых достигал более 30 кг, лежали на негашёной извести — до омертвления отдельных частей тела. Они не трудились, жили за счёт пожертвований индийских купцов. Отшельники верили, что душа человека после смерти перерождается и возвращается вновь на Землю. А в каком обличье — знатного человека или какого-нибудь животного — зависит от кармы — суммы добрых и злых дел.

Над входами некоторых из келий размещены каменные таблички с краткими посвятительными надписями. До настоящего времени сохранилось 14 индуистских, 2 сикхских и одна персидская (зороастрийская) надпись.

В XIX в., после окончания русско-персидский войн и вхождения Закавказья в состав Российской империи, сураханский Аташгях стал известен в России и довольно часто посещался русскими и европейскими путешественниками.

В 1820 г. храм посетил Гамба, французский консул. По словам Гамбы здесь жили частью индусы, частью персидские гебры, последователи Зороастра.

В ноябре 1858 г. Аташгях посетил французский писатель Александр Дюма-отец, который в своих воспоминаниях называл служителей храма «парсами», «гебрами» и «маджи» (то есть магами).

Англичанин Асшер посетил Аташгях 19 сентября 1863 г. Он называет его «Аташ Джа» и говорит, что в храме присутствуют паломники из Индии и Персии. Немецкий барон Макс Тильман посетил этот храм в октябре 1872 г. В своих воспоминаниях он писал: «Община парсов Бомбея направила сюда своего священника, который; по прошествии нескольких лет будет сменён. Его присутствие необходимо, поскольку сюда прибывают паломники с окраин Персии (Йезд, Керман) и из Индии и остаются в этом священном месте в течение нескольких месяцев или лет».

В 1925 г. по приглашению «Общества обследования и изучения Азербайджана» в Баку прибыл парсийский профессор Дж. Дж. Моди, где встретился с тогдашним руководителем республики — Самед-Ага Агамалы оглы Алиевым. Во время встречи Моди отметил, что парсийская традиция всегда помнила Азербайджан как страну вечных огней и своё прибытие в Баку он рассматривает как паломничество к морю Воурукаш и храмам вечного огня. Он также сообщил, что в парсийских рукописях упоминаются «храмы огня на западном берегу Хазарского моря».

Жюль Верн устами Клодиуса Бомбарнака, героя одноимённой повести, так описал Атешгях:

Мне хотелось посетить знаменитое святилище Атеш-Гах, но оно находится в двадцати двух верстах от города, и я бы не успел обернуться. Там горит вечный огонь, уже сотни лет поддерживаемый парсийскими священниками, выходцами из Индии, которые не едят животной пищи. В других странах этих убежденных вегетарианцев считали бы просто любителями овощей.

BSJ

1 Comment

  • Камран

    29.01.2018 - 11:00

    Замечательная Новость

Comments are closed.